В поисках нового

Новая веха в истории развития этого края будет написана лыжами на белых просторах гор.

За окном непогода – метель – белая, непроглядная пелена. Снег летит параллельно земле, не касаясь ее, уносится прочь, скапливаясь за домом, за деревьями, за скалами, в любой ветровой тени, он превращается в надувы, причудливой формы, с длинными изогнутыми гребнями, словно здесь занесло сказочного дракона, и лишь его хребет торчит над поверхностью. А в доме хорошо. Хорошо сидеть у теплой, гудящей жаром печки, с кружкой горячего чая в руках и урчащим котом на коленях. Кота зовут Буржуй, он всегда лезет мне на руки и тарахтит словно трактор, а иногда залазит на плечо и сидит там, как пиратский попугай. Для полноты сходства его осталось научить слову пиастры. Но кот учиться не хочет, он хочет колбасы, а ее то у нас и нет…

С полчаса назад, мы с Жекой ввалились в дом, усталые и промерзшие, не снимая рюкзаков, загремели ботинками по гулкому деревянному полу, потянули руки к печке, отогревая занемевшие на ветру пальцы… Ефимыч, окинул нас понимающим взглядом, выключил визжащий фуганок, снял чайник с печи и переставил его на газовую плиту. Ловко чиркнул спичкой, и синий цветок газа заплясал под закопченной посудиной, извлекая из чайника недовольное шипение. А Ефимыч молча занялся дальше своими столярными хитростями, словно добрый волшебник, превращает он стволы деревьев в столы да стулья. Я мысленно поблагодарил его за отсутствие вопросов типа: - Ну как вы? И принялся расстегивать ботинки…

Погода начала портиться еще три дня назад, каждый последующий день начинался все хуже и хуже. Дело явно шло к снегу, которого в этих краях не было уже больше месяца. Еще с утра принимался раздувать ветер, и все небо было затянуто ровной серой пеленою. Я не хотел уходить далеко от дома и предложил скатиться в глубокое, закрытое от ветра ущелье реки Громатуха. Но Жека очень хотел показать мне северный склон Проходного белка, выход на который находился в шести км о дома. Что бы сократить подходы, пришлось взгромоздиться на старенький «Буран» и, подпрыгивая на снежных ухабах, долго ползти к дальнему склону, подбивая коленями собственный подбородок.

Спуск действительно оказался неплохим. Почти два км редкого леса со средним уклоном и мягким снегом. Еще стоя на старте, мы видели внизу, в ущелье, плотную пелену тумана, которая по мере спуска быстро надвигалась нам навстречу. Мы погрузились в него, словно окунулись в молоко. Его волшебное, легкое колебание, придавало деревьям, наплывающим из тумана сказочные очертания. Их формы менялись, проносясь мимо и казалось, что не ты скользишь к ним, а именно они движутся навстречу, плавно надвигаясь из тумана и уносясь прочь, словно исчезая навсегда. И я знал, что их уже нет позади, они бесследно растворились в тумане, словно канули в вечность… Словом, хороший был спуск, а подъем обратно был легким. Но когда мы вышли на плато, в лицо ударил жесткий ветер со льдом. Льдинки больно кололи лицо, и остаток голой каменистой поверхности, до снегохода мы молча прошли навстречу ветру, затянув капюшоны и кутаясь в ворота курток, а после опять тряслись на снегоходе, двигаясь почти наугад в направлении дома, ориентируясь только на ветер в кромешной белой буре… И все же это был хороший день, такие надолго западают в память…
Вот уже в третий раз я приехал в Риддер, именно для бэккантри фрирайда, хотя конечно бывал здесь и ранее. И забегая вперед скажу, что именно в этот приезд удалось наиболее продуктивно покатать и наметить новые спуски на следующий год. Западный Алтай - край суровый в отношении погоды. Устойчивые ветры, снежные бураны, лютые морозы – здесь это частые явления. Примерно половина дней, из тех, что я здесь провел, с 8 по 23 марта, характеризовались сильными ветрами, и несколько дней ветер не выпускал нас из дому вовсе. Часто сильные ветра (преимущественно юго-восточные) сочетаются со слабой или плохой видимостью, так как несут по плато снег, а иногда сопровождаются сильными снегопадами, в такую погоду лучше не отходить от дома – можно не вернуться. Наверху, по гольцам, почти всегда дует ветер, но от него можно спрятаться, спустившись в глубокие, поросшие лесом ущелья. В лесной зоне снег долго остается мягким и приятным для катания, выше зоны леса, примерно от 1700м, склоны представляют собой, крутые и задутые фирновые поля – это очень сложные для катания места.

В прошлом году, в начале марта, я попал здесь в сильный буран на гребне Проходного хребта. Едва удалось унести ноги из этого гиблого места. Конечно, нужно было отказаться от подобного риска, но это я понял лишь позже, когда ощутил силу стихии на собственной шкуре. Это был последний день катания, и мною тогда руководило слепое желание, во что бы то не стало, спуститься по новому маршруту. Порывы ветра достигали 20-25м/с и в какой то момент, меня просто перетащило ветром через гребень хребта в ущелье реки Громотуха. Постепенно ветер утих за хребтом, и лишь в лесу удалось, наконец, снять камус с лыж и начать контролируемый спуск. В такую погоду здесь действительно легко погибнуть. Вот и сегодня мы остались дома. Слушаем рассказы Ефимыча об освоении этих мест горнорабочими и инженерами 18ого века. 
Как и многие города Сибирской губернии – Риддер строился вокруг рудников. Изначально, в 1786г здесь были открыты богатейшие залежи полиметаллических руд, а так же серебра и самородного золота… Разведку месторождений проводила группа под руководством горного советника Филиппа Риддера, в честь которого и был назван рудник, а позднее и появившийся вокруг город. К началу нашего столетия, русские промышленники сочли риддерские месторождения истощенными и передали их в концессию Русско-Азиатскому объединенному обществу, фактическим хозяином которого был английский предприниматель Лесли Уркарт. Концессионеры умели организовать производство, а рабочие руки на Алтае были дешевы. Пробиться к богатой руде удалось быстро. Была построена небольшая гидроэлектростанция, обогатительная фабрика и проложено 100км железной дороги до Усть-Каменогорска. В последствии, при национализации рудника, ГЭС была умышленно разрушена бывшими владельцами, что привело к необходимости постройки новых ГЭС. 
Именно потребность рудоперерабатывающих заводов в электроэнергии явилась причиной постройки дороги, проходящей по Проходному белку, к Ульбинскому водохранилищу, протяженностью около 40км. Водохранилище находится на высоте 1860м и его вода приводит в действие турбины Ульбинской ГЭС, запущенной в 1937 г. Проект строительства уникален и занесен в книгу рекордов Гиннеса. Дело в том, что для подачи воды использовался деревянный трубопровод, выполненный из лиственницы. Он имеет в диаметре 3.5м и протяженность 8.6км! Для его прокладки в горах было вырублено около 1200м тоннелей. На прокладке дороги, которая продолжалось более 2.5 лет, работал паровой экскаватор фирмы “Shkoda”. Его и сейчас можно видеть на берегу водохранилища, где он оставлен на вечную стоянку, как памятник делам давно минувших лет… 
На строительстве этих сложнейших объектов часто использовался труд военнопленных и заключенных. До сих пор, наиболее ровные участки дороги называют австрийскими, и это не случайно. Однажды осенью, этап заключенных попал в буран. Не имея теплой одежды и возможности сориентироваться на местности трагически погибло около 70 человек. Ценою многих человеческих жизней была запущена в эксплуатацию Ульбинская ГЭС которая почти 50 лет снабжала электричеством г. Лениногорск, переименованный в честь великого вождя. Так претворялся в жизнь ленинский план электрификации – ГОЭЛРО… 
Одним из наиболее интересных наследий минувшего времени является дорога, проложенная по Проходному белку. В летний период она проходима на полноприводных автомобилях, а зимой активно используется для передвижения снегоходов и пеше- лыжных туристов. По ней, на скитурах, можно за два-три часа подняться от жилых кварталов города на перевальную точку Проходного белка. Даже ближайшие к городу склоны весьма разнообразны и интересны для фрирайда. Здесь есть склоны на любой вкус, разной крутизны и рельефа. По мере удаления от города в сторону базы Ridderhutte по хребту открывается все больший ареал для катания. Но не только Проходной белок доступен для катания от этой базы. В непосредственной близости так же Сметанинский белок, долина реки Марчиха, Сержинский белок и некоторые другие места. Особенно интересны и легко доступны склоны Сметанинского белка, обращенные на запад и юго-запад в долину ручья Безымянный – правого притока реки Кедровка. Эти склоны будут интересны для самых искусных фрирайдеров, ищущих особо острых ощущений. Здесь есть небольшие, крутые «цирки» разделенные контрфорсами, достаточно широкими для того, что бы проехать по ним, и имеющие интересный «дроповый» рельеф. Эти склоны покрыты лесом. В верхней части лес представлен кедрачем, пихтой и лиственницей и нигде на склонах не растет достаточно густо, что бы составить помеху фрирайдеру. По мере спуска появляется лиственный подлесок из березы и осины, осиновые рощи так же не слишком густы и находятся преимущественно на склонах солнечной экспозиции. И лишь в нижней части, на пологих выкатах в поймы рек, появляется густой рябиновый подлесок.

Сам же Сержинский белок отделен от базы глубокой чашей истока реки Кедровки. Ниже, по течению, река входит в тесное ущелье, спуски в которое со Сметанинского белка описаны выше. Склоны северо-восточной экспозиции Сержинского белка, пока удалось рассмотреть в бинокль, в виду их значительной удаленности от базы, и сделать один пробный спуск. Они отлично просматриваются с высоток Сметанинского белка и весьма похожи на северные склоны Проходного белка, обрывающиеся к реке Громатуха. На них так же много снега и редкий лес. В нижней части, на выкатах к пеке Кедоровки эти склоны очень круты и выкаты с них возможно существуют только по ручьям. Подходы к Сержинскому белку можно значительно сократить с использованием снегоходов. В противном же случае, без использования техники, для выхода на Сержинский белок и одной скатки с него к реке Кедровой, с последующим возвращением на базу, потребуется весь световой день, около 7 часов! Если же рассматривать относительно небольшой ареал катания вокруг базы, диаметром не более 6км от дома, то группой до 8 человек, не обкатать за неделю и одной трети интересных склонов.
Нынешняя зима началась в этих краях внезапно. После долгой и сухой золотой осени, затянувшейся до середины ноября, вдруг налетел снежный буран, который бушевал семь суток. С 21ого аж по 28ое ноября заметало всю округу, да так что из дома люди выйти не решались! Всю эту неделю выдерживали осаду в доме более сорока человек. Кто-то заехал на машине, кто то пришел пешком до непогоды. Заехали сюда для тренировок, на первый снег, сборная Новосибирской области и юношеская сборная Вост. Казахстана по биатлону. Люди оказались в снежном плену, связь с цивилизацией была потерна. Нечего было и думать о том, что бы пробиться в непогоду обратно. Замело дорогу и зимовать под снегом вокруг базы осталось три автомобиля! Лишь теперь весной, хозяева откапывают свои джипы, но зима не отдают добычу и вновь засыпает машины… Два «Паджерика» и «Нива» остались тут почти на полгода, наверняка раньше мая месяца им не спуститься вниз. Причем «Нива» не доехала до базы около 600м. Дороги уже не было, начинался буран и трое людей, едва не погибли, пытаясь добраться до базы пешком. Они прошли мимо, в нескольких десятках метров от дома, и лишь через 12 часов, после холодной ночевки, случайно вышли на тригонометрический пункт, стоящий неподалеку. Здесь появилась сотовая связь и удалось дозвониться до города, вызвать помощь. Нашелся человек готовый на снегоходе подняться наверх, рискуя своей жизнью он нашел этих людей и вывел их на базу… Но не все истории заканчиваются так удачно, много людей замерзло здесь насмерть в такую непогоду… Сегодня то же приходится сидеть дома, а за окном метель и видимость не более 50 метров… Жду погоды, учусь терпению, как буддийский монах…
Следующим утром на улице подозрительно тихо. Штиль! Конечно, одному толком не покататься, особенно после снегопада, но кое что сделать можно. Походить, посмотреть, шурфы покопать, кое где прокатиться, наметить новы маршруты. Свежий снег – ослепительно бел, даже в пасмурную погоду заставляет одевать очки. После суток проведенных в доме прогуляться по свежему снежку особенно приятно. Он то приятно скрипит под лыжами, то вдруг начинает «ухать», оседаю целыми площадями вокруг. Он издает разные звуки и надо слушать их и уметь правильно понимать… Снегу надо «вылежаться», осесть, дать ему хотя бы пару дней, а до тех пор не соваться на крутые склоны. Шурфовка показала, что глубина снега в среднем около 2м, но эта относительная величина, при таких ветрах глубина снежного покрова сильно различается в зависимости от рельефа. Например, склоны северной, подветренной экспозиции, значительно перегружены, отдельные снежные наддувы более 4м глубиной. Слой снега на открытых, безлесных участках очень плотный по всей глубине, без глубинной изморози, однако в 30-50см от поверхности лежит более плотная доска, толщиной около 10-20см которая, оседая на слабом слое и издает гулкие звуки, так хорошо слышимые вокруг. Иногда оседают большие площади, и это чувствуется под ногами, заставляя замирать сердце… Наверное к этим звукам привыкнуть невозможно… 
В это день я ограничился двумя довольно пологими спусками со Сметанинского белка, аккуратно выбирая линию движения в обход лавиноопасных зон. Свежих сходов не было видно ни на одном из окрестных склонов, но я знал, что они притаились вокруг и должны показать себя не сегодня так завтра. Столкнуть и спровоцировать сходы сверху то же не удалось, а рисковать и вылазить на крутые перегибы не хотелось. Поработав еще с GPS навигатором и нанеся на нем точки старта и финиша, на след дни я вернулся домой после обеда, заметив явные признаки ухудшения погоды. И как раз вовремя, поскольку наверху ветер уже достигал критической отметки в 20м/с. Через пару дней должна подняться наверх группа из Алма-Аты. Маршруты для них уже намечены, осталось лишь осмотреть их после снегопадов и метелей…

За две недели, проведенные здесь, на Проходном белке я настолько привык к постоянным ветрам, что стал неуютно чувствовать себя в штиль. Здесь всегда задувает, даже когда Ефимыч говорит что «ветра сегодня нет» это означает лишь, что он не валит с ног и можно выйти из дому для прогулки. И сегодня ветер не так силен, что бы помешать мне сходить в сторону Громотухи и осмотреть новые спуски, а если найдется не слишком опасный заход, то и попробовать покатать. 
После теплого дома на пронизывающем ветру особенно неуютно. Съеживаясь от его порывов, я застегиваю на куртке все кнопки и липучки, поднимаю ворот, затягиваю капюшон, одеваю маску… Защелкиваю крепления и полный решимости ухожу от приюта навстречу новым приключениям, постепенно растворяясь в белом безмолвии… сперва иду по плотному снегу в легкий, почти не заметный подъем, выходя на абсолютно белое плато, где вокруг нет никаких ориентиров, если начнется метель, то без GPS будет обойтись сложновато. Вокруг меня застывшее снежное море. Ветер выточил на его поверхности снежные волны и кажется, по его сигналу, они готовы двинуться и побежать к берегу. Но волны недвижимы и только снежная поземка струится меж них, уносясь прочь, к линии горизонта, туда где снежное море сливается с небосклоном. Но вот появляется первый пик Ивановского хребта, черной пирамидой четко выступая на фоне неба - это пик Зои, а за ним в обе стороны расходятся и другие вершины. Еще немного вперед и вот уже открывается полная панорама Ивановского хребта отделенного от меня глубоким ущельем реки Громатуха. Эти склоны – склоны солнечной стороны, они малоснежны и не интересны для катания. Зато с моей стороны склоны шикарные, вот только их не так хорошо видно. Огромные цирки обрываются вниз крутыми скальными склонами, цирки разделены ребрами контрофорсов. Я нахожусь над таким цирком, передо мной обрыв, над ним нависает снежный козырек, который может рухнуть в любой момент, под собственной тяжестью. Расположившись в «тени» скалы я не спеша, рассматриваю в бинокль сначала одно ребро, ограничивающее цирк, а затем и другое, которое находится по другую сторону от меня. Оба они весьма интересны и уже давно я к ним присматриваюсь. В итоге я выбираю одно из них, прячу бинокль в рюкзак и что бы согреться, бегом направляюсь к началу спуска.
Со старта все выглядит по другому, да собственно и не выглядит никак, потому что ни чего не видно за перегибом. Выставляя стартовые отметки на GPS можно исключить риск промахнуться на последующих стартах, но первый раз надо зайти почти наугад. Лес по ребру тянется намного выше, он выходит почти на вершину хребта, тонкой полоской, и верхушки деревьев, это первое что я увидел во время спуска. Значит все хорошо и я на правильном пути. Быстро прохожу остаток открытого участка и оказываюсь на довольно узком ребре, меж высоких лиственниц. Здесь я в безопасности, поскольку нахожусь на «шарнире», на перегибе. Одна сторона солнечная и наветренная, здесь почти нет снега, другая же напротив перегружена снегом и укрыта в тени. Над ней нависают карнизы и снежные надувы. Гребень изрядно задут, но все же не так как открытые поля наверху, попадаются мягкие участки. Такие гребни обычно заканчиваются у реки крутыми скальными сбросами, поэтому свернуть с него надо раньше, чем уклон увеличится слишком сильно. Свернуть, конечно хочется на северную сторону, там больше снега и он мягкий, но сегодня выбирать не приходится, сегодня эта сторона наверняка оборвется, а ехать через лес верхом на лавине совсем не хочется. Спуск по южной стороне менее опасен, но он выводит на днище кулуара, а над ним, в цирке, висит много снега, и я решаю остановиться и вернуться обратно по ребру…
Через два дня, к нам с Ефимычем, поднялись долгожданные гости. Погода окончательно испортилась, и ребята не смогли подняться с первой попытки. В первый раз они вышли на Проходной хребет и благоразумно решили отказаться от дальнейшего подъема, хотя до приюта оставалось около 4км. Лишь на следующий день удалось им пробиться, с двумя снегоходами, до нас. Причем один снегоход по дороге ушатали напрочь. Женя на нем въехал в лиственницу, и его пришлось бросить на месте аварии. Но остановить их уже ничто не могло. И в этот вечер в мы встретились, и за столом было шумно и весело. Даже кальян принесли собой в специальном чемоданчике. Я обещал ребятам шикарные спуски назавтра, но обещаниям помешала погода, и весь следующий день нам пришлось провести дома… Снега выпало уже очень много, но буран не начинал прекращаться. Сначала все радовались свежему снегу, все таки, не было целый месяц. Потом начали слегка напрягаться по поводу его количества. Ну а когда наддув за домом стал выше второго этажа, то стало ясно, что теперь уже не важно, сколько еще выпадет, мы оказались отрезаны от цивилизации. Снегоходам не пробиться по такому слою пухляка и остается только фрирайд! И все же у нас было целых три дня отличного фрирайда. Дважды мы спустились к Громатухе, очень интересными маршрутами. Правда, на втором спуске запустили неслабую лавину, но все обошлось благополучно. И выйдя к горнолыжке после спуска успели еще покатать с подъемников, а поскольку никто из местных не спешит раскатывать пухляк, то нам его хватило с избытком! Все кто был здесь, в это время, навсегда запомнят наши приключения, и я с уверенностью могу сказать, что каждый захочет сюда вернуться уже через несколько дней и мы обязательно вновь посетим эти замечательные места в следующем сезоне!

И еще хочу добавить в завершение, что именно благодаря приюту “Ridderhutte” стало возможно жить на вершине Проходного белка, делать сложные спуски с утра, а не после изнурительного подъема, а так же использовать эту базу для более глубокой разведки окрестных хребтов. А вдохновили стройку конечно успехи Алексея Полторанина – призера олимпийских игр по лыжным гонкам, на кубках и олимпиаде в Канаде, он дал толчок, тренировался он именно здесь, на Проходном. И изначально база строилась именно для тренировок лыжных гонщиков и биатлонистов, в таком режиме база работает в начале осени и в конце весны. И конечно энергия и одержимость Алексея Наконечного, тренера Полторанина, сыграли решающую роль в основании строительства. Пригодились и опыт Евгения Швагеруса, и регулярная помощь туристов-добровольцев под руководством Евгения Михеля. Этим людям отдельное спасибо и благодарность! Вообще Ridderhutte никого, из тех кто любит горы, не оставляет равнодушным, постройка подобных приютов это новый виток развития, в освоении гор. Только вместо государственной программы это пока усилия небольшой группы энтузиастов, что ж пожелаем им удачи и успехов в этом не легком деле…

Автор: Шишкин Юрий
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Авторские права

Авторские права на все материалы, статьи, тексты, опубликованные на данном сайте (ukteam.kz), за исключением особо оговоренных случаев, принадлежит владельцу сайта, компании ТОО "ONEIT".  Подробнее